Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:12 

Глава 1, в которой мы знакомимся с главными героями

И сказки рождаются из были..
Да, не лучшая выдалась погодка в этот день. Особенно для путешествий, а тем более воздушных. Ветер рвал и метал, надеясь скинуть наездников с седла. Холодный ливень вымочил одежду насквозь. Уши уже перестали что-либо слышать: раскаты грома появлялись слишком близко, от вспышек молний Гера уже почти ничего не видел вокруг. Лишь слабые контуры величественных черных туч, нависших вокруг него. Он летел сквозь них! Казалось, разряд электричества сейчас попадет в него, но мать-волшебница старательно отводила их в сторону. Вот ей сейчас приходилось очень туго: молния возникла прямо у ее головы. Спасло ее лишь чудо. Да и какая мать будет следить за своей безопасностью, когда ее чаду угрожает опасность?

Но Жорику было не до этого! Он не чувствовал ни холода, ни страха, ни усталости, ни даже голода. Он был по-настоящему счастлив! Вы представляете, что такое лететь в первый раз на пегасе (на своем собственном пегасе!), когда такая красота вокруг! Мальчишка тоже не представлял, что это такое до сегодняшнего дня. Когда он только сел в седло Серебряной Стрелы, он подумал, что более счастливым он не будет уже никогда. Он почувствовал биение сердца белоснежного пегаса и услышал, как его сердце бьется в том же самом ритме! А когда Стрела разбежалась, плавно замахала крыльями и поднялась в воздух…О! Какие это ощущения! Не сравниться даже с самым вкусным на свете мороженым!!! А это было еще при свете солнца. Уже тогда Жорик подумал, что не осталось у него больше сил на удивление, а потом они попали в грозу… Все-таки это неописуемые ощущения! Особенно если тебе почти тринадцать лет, и ты ничего на свете не боишься. Даже когда разряд молнии ударил в трех метрах от крыла пегаса, он лишь еще более радостно раскрыл глаза и пожалел, что фотоаппарат под таким дождем долго не протянет. Этот глупый самонадеянный мальчишка даже не представлял какое количество магии затратила Галина, чтобы молнии не причинили ему и ей никакого вреда… Но о таких мелочах не хочется думать, когда ты испытываешь истинное наслаждение!

Полет продолжался еще минут двадцать. Пегасы резко пошли на снижение, почувствовав, что добрались до цели. Снизу гроза была уже совсем другой, но не теряла своей красоты. Любуясь ею, Гера даже не заметил, как Стрела приземлилась и подошла, вслед за Галиной и ее пегасом, к широкому деревянному мосту, с которого вода стекала куда-то вниз, в темное пространство. Мост был из толстого дерева, очень скользкого из-за лившегося дождя. Было видно, что по нему прошли ни одни тысячи ног. Дерево успело потемнеть, некоторые доски сильно скрипели, будто говоря путнику “Добро пожаловать”. На мосту не было никакой ограды. Жорик подошел к его краю и взглянул на тёмную воду. Она была покрыта мелкими пузырьками, маленькими волнами, вызванных всё тем же дождем. Но вместе с тем вода вся светилась каким-то невиданным светом. Мальчик некоторое время пытался понять, чем могло быть вызвано это странное явление: большим количеством фосфора в водоеме или какого-то другого химического элемента, пока не решил окинуть всё озеро взглядом. Взгляд наткнулся, вместо водного простора, как он ожидал, на огромную стену из старого красного кирпича, украшенную белоснежны камнем и барельефами, растущую прямо из воды.. Настоящее произведение искусства... было бы. Если бы стена не заканчивалась бойницами для лучников, из которых прямо на него было направлено с десяток длинных луков, с приставленными для выстрела стрелами… Гера недоуменно посмотрел на мать, которая, не обращая внимания на столь недружелюбный прием, шла вперед, ведя под уздцы своего пегаса. Гера снова посмотрел на мост. Мост вел не на другой берег водоема, как он сначала думал, а к большой сторожевой башне – части этой страшно-красивой стены. Башня была высокая, немного похожая на башни московского кремля. Только более боевая и недружелюбная, ибо и в ней в оконных проемах виднелось несколько луков. Жорику даже показалось, что он слышит треск натянутой тетивы. Но в этот момент прямо перед ними, просто из неоткуда возник молодой паренек в защитной форме и непонятными обозначениями на погонах.

- Сержант полиции, Дубов! – представился он, приложив руку к стальному шлему покрытому полиэтиленовым дождевиком. На лицо спускалась полумаска с бармицей (мелкой кольчугой, прикрывающей лицо). – Сударыня, вход в Китеж возможен только при предъявлении удостоверения с пропиской, свидетельстве о рождении или заверенному в муниципалитете специальному разрешению.

- Здравствуйте, сударь. – Это обращение, как показалось Георгию, было весьма лестно для сержанта в странной форме. Мальчику вообще начинало казаться, что он в средневековье резко очутился. – Вот документ о наличии собственного жилья моего сына, а вот мое свидетельство о рождении – я родилась в Китеже.

- Какое время Вы отсутствовали в городе, сударыня?

- Четырнадцать лет.

- Причина отлучки?

- Изгнание… - Галина покосилась на сына (который вовсе не слушал разговор матери с полицейским, а медленно проклинал этого стража порядка за то, что тот заставляет их мокнуть под этим ужасным дождем!). – Вот все бумаги. Вот здесь прописаны условия возвращение. Вот свидетельство о смерти. Условия соблюдены.

- Двенадцать лет назад. Почему не вернулись сразу?

- А вы бы вернулись на мое месте, сударь? – спросила Галина, влив в это сударь какую-то страшную иронию. Сержант промолчал и покосился на Георгия. Снова приставил руку к шлему в пакете и отварил небольшую дверцу в огромных черных воротах.

Жорик затаил дыхание. Он уже чувствовал запах вечного лета, теплые лучи солнца на своих руках, огромную радугу на всё небо – именно таким в его представлении должен был быть волшебный город. Его ожидания не слишком обманули его. Да, там все еще шел дождь, и на улицах не было никаких людей, но запах… а вернее дух… что-то необыкновенное, чарующее было в этом месте: в булыжниках, которыми были выложены улицы, и в траве, которая пробивалась сквозь них; в деревянных избах, с резными ставнями и воротами, в небольших каменных зданиях, с чудесной лепниной; в фонарях, в которых вместо ламп горели какие-то странные камни… Здесь по-настоящему пахло Чудом.

Но мальчик очень устал за день. Жутко захотелось спать. Он замерз и весь дрожал. А в душе вместо исчезнувшего счастья осталась какая-то пустота, будто говорившая о том, что ничего подобного он уже никогда не испытает…

После приземления пегасы уже не могли взлететь, перья слишком намокли - когда они были в небе, их магия отталкивала воду. Так что пришлось как самые обычные лошади галопом поскакать по лужам. Привередливая Стрела недовольно фыркала и стремилась бежать быстрее, но ее удерживало то, что она везет самый драгоценный груз на свете – своего хозяина, который очень устал и еле держался в седле.

Жорик не обратил никакого внимания на дом, в который мама его завела, откуда-то достала теплой сухой одежды и посадила на диван, попросив немного подождать горячего чая с его любимым вишневым вареньем. Но он ее не дождался, усталость взяла свое, и он заснул.



Пробуждение Георгия было вполне приятным: в воздухе пахло блинчиками. Мама готовила их только по выходным и то, если Гера не слишком плохо вел себя. То есть случалось это крайне редко. Но он лишь натянул одеяло на нос и перевернулся на другой бок, к стенке. Но что-то было не так. Стена куда-то делась… Да и не было того приятного запаха смолянистого дерева… Заподозрив неладное, Гера всё-таки открыл глаза. Он никак не мог сообразить, где же он находится… Вместо маленькой рассыпающейся избушки, он очутился в просторной, светлой комнате… Мальчик некоторое время пытался понять, как он мог попасть в это незнакомое место… И тут воспоминания дружно нагрянули на его голову. Он вспомнил то, как на маленькой полянке в лесу откуда ни возьмись появилось два прекрасных пегаса и как он с мамой полетел в далекий и чудесный Китеж-град. Мальчик вспомнил и полет сквозь грозу и чудесные ворота в город… его уже ничто не могло удержать в постели. Он тут же вскочил и осмотрелся кругом.

Одна эта комната была больше их старого дома. А сколько в ней было света..! Большие окна находились в ней сразу на двух стенах. Они наполняли все пространство золотом летнего утра. Может быть, именно поэтому мальчику было невообразимо уютно находится в ней, несмотря на зачехленную мебель и толстый слой пыли на пустых полках книжных шкафов. Не теряя времени, наш герой подбежал к самому большому окну. Его взгляду предстало огромное золотое яблоко, которое вместе со своими родичами согнуло ветви старого дерева. Жорику сразу захотелось попробовать этот чудесный плод. Ему тотчас вспомнились истории о молодильных яблочках, подвиг Геракла… Гера встал на цыпочки, пытаясь открыть щеколду, но она не поддалась. Он тут же ринулся к ближайшей двери, но она вела лишь в ванну, следующая – в небольшую комнату, заставленную коробками, третья, судя по доносившимся из нее запахам, открывала врата кухни, а вот четвертая тут же вывела мальчика в просторную прихожую, где Жорик нашел свои кроссовки и ветровку. Кое-как нацепив их на себя, он выскочил на улицу. Конечно, он стремился к яблокам, но не тут-то было! Ну никак не ожидал он лестницы у себя под ногами. Несчастные три ступеньки Гера преодолел кубарем, а пока отходил от неприятного инцидента, успел забыть про волшебные яблоки из таинственного сада. В тридцати метрах от дома начиналась дорога, выложенная небольшими круглыми камешками, так весело раскрасившими дорогу путников. И по этим камням, не обращая никакого внимания на валяющегося у лестницы мальчика, разъезжали жители Китежа. Жорик старательно пытался найти среди них какого-нибудь лешего или вампира на худой конец, но пока никого подобного ему на глаза не попадалось… Зато какие у них были экипажи! Настоящие кареты, запряженные шестеркой лошадей, или даже химер, огромных улиток или ящериц похожих на варанов. Было много и всадников. В основном, как понял Гера, жители Китежа предпочитали лошадей, но встречались и весьма экстравагантные экземпляры, разъезжающие по городу на большущих птицах, очень похожих на африканских страусов или даже на собачьих упряжках (вместо нарт использовалась небольшая тележка с множеством маленьких колесиков, она состояла из звеньев и очень походила на огромную гусеницу). Гера мог ни один час провести, глядя на проезжающий волшебный народ, если бы не поднял голову вверх: восхищение ребенка превзошло все пределы… Пегасы, грифоны, гиппогрифы, огромные орлы… Над головой Жорика проходила оживленная воздушная магистраль… Но сил смотреть на нее у него уже не было, потому что им овладела новая мания: где-то тут должен быть его собственный пегас! Серебряная Стрела – самый прекрасный пегас на всем свете, чья грива отливала серебром, а сердце золотом … Стрела выбрала именно его, Георгия, в свои хозяева! Но где же она может быть? Он оглянулся. Сначала в поле зрения попали злосчастные ступеньки и весь таинственный дом, из которого он только что вылетел. Это было двухэтажное здание, выкрашенное в персиковый цвет. Прямо над входной дверью был маленький балкончик, ограда которого была ажурно выкована. Входом на него служили французские окна. Первый этаж был заметно шире, поэтому второй этаж казался башенкой… Но Жорику было не до архитектурных изысков – его никогда особо не интересовали творения рук человеческих. Ему гораздо приятнее было увидеть количество кустов и цветочных клумб, в которых этот дом просто утопал. Пышные кусты сирени сменялись высокими яблонями, что было дальше, мальчик уже не видел: он заметил, что между зарослями сирени есть маленькая, выложенная камнем, тропинка. Промчавшись по ней, Гера увидел небольшую вытянутую одноэтажную конструкцию – идеальная постройка для конюшни. Радостное ржание лошадей подтвердило его догадку. В двух занятых стойлах стояли прекрасные крылатые лошади, мирно жующие свой завтрак. Но Серебряная Стрела, увидев своего хозяина, оторвалась от этого важного дела и потянула через ворота к нему голову.

-Привет! – радостно воскликнул Жорик. – А я уж боялся, что не найду тебя!

«Георгий!» – тут донесся из дома голос матери, «Завтракать будешь?»

- Ладно, Стрелка. Я сейчас поем и сразу к тебе! Скоро буду! – и, потрепав на прощание белоснежную челку пегаса, Жорик побежал на запах блинов.

Галина стояла у плиты, сосредоточено наблюдая за последним жарящемся блином. Это была еще достаточно молодая женщина, не многим больше тридцати лет. Её можно было бы назвать красивой. Стройная как девочка, среднего роста с длинными спадающими волнами темно-каштановыми волосами, с огромными зелеными глазами, аккуратными чертами лица. Она была бы воплощением грации и женственности. Но было но. Она постоянно была напряжена, как будто из последних сил себя сдерживала. Это отразилось и на ней самой. Её стройность казалась не красящей женщину худобой, цвет кожи был несколько сероватый, а глаза были полны какой-то невероятной тоски и не выплаканных слез. И она никогда не улыбалась. Редкие порывы ее веселья казались какими-то вымученными, выстраданными, отнимающими у нее слишком много сил, которых оставалось всё меньше. Гера и привык видеть свою маму именно такой. Но в этот миг было что-то не то. Некоторое время он молча стоял, непрерывно глядя на нее, не в силах понять, что же с ней не так. Но вечно продолжаться это не могло, Галя дожарила последний блин, обернувшись, заметила сына.

- Доброе утро, солнышко, - встретила его мама, поцеловав в лоб. – Выспался?

- Угу…

- Тебе какого варенья к блинам? Или может меда или сгущенки?

Жорик задумался. Все прошлые мысли исчезли из его головы. Сразу вспомнилась фраза Вини-Пуха : «Того и другого. Можно без хлеба». Но хлеба тут и не предлагают, только самые вкусные на свете блины…

- А можно и варенья вишневого, и сгущенки? – принял Георгий тяжелое решение.

- Тебе перемешать их? – усмехнулась Галина. Но сладости всё-таки выдала.

Гера радостно принял лакомство, принялся за еду… И снова вернулся к своим наблюдениям. Что-то было не то в этом всем. И вовсе не новый дом, и не выбор сладостей, о чем раньше мальчик и мечтать не смел… Мама улыбалась. Улыбалась просто так. Такого же с ней никогда не было!!! Интересно, отчего это?.. От удивления Жорик даже блин из рук выронил.

- Что с тобой? Уже наелся? Что-то раньше такого с Вами не бывало, господин обжоркин, - всё так же весело усмехнулась мама.

- Просто… всё так необычно… Мам, может, всё-таки расскажешь, откуда у нас этот дом? – Галина молчала, улыбка исчезла с её лица, она как всегда побледнела, когда речь заходила о… Но Жорик на этот раз не прекратил испытующе глядеть на мать. Такие уж вещи он знать должен!

- Это дом твоего отца. – Наконец-то сказала она. Прежнее вымученное выражение лица вернулось в ней.

Жорик замолчал. Он так и знал, что с отцом связано много загадок, и мать их почему-то никогда не рассказывала. Почему-то очень не любила его вспоминать. Наверное, он был просто ужасным человеком - пришел к выводу Гера несколько лет назад. Он понимал, что маме очень неприятно вспоминать все это.

- И этот дом нам принадлежал всегда? – после некоторого молчания спросил он.

- Да.

- Тогда… почему мы жили в деревне, ты говорила, что денег ни на что не хватает,… почему мы сюда не приехали? – Галина молчала, делая вид, что не слышит его вопроса. – Мам, он, что тебя бросил? – решил высказать свою догадку Гера.

Галина налила себе и сыну еще по чашке чая, поставила чайник на место, вытерла и без того сухие руки о полотенце и наконец сказала:

- Нет, дорогой. Я всегда говорила, что он погиб, значит, погиб. Откуда такие выводы?

- Да потому что ты ничего никогда о нем не рассказывала. Я даже не знаю, как он погиб. Ты же начинаешь всегда молчать, как только я о нем спрашивал.

- Хочешь, чтобы я тебе рассказала?

- Да, хочу.

- Тебе будет больно.

- С чего еще? Я же его совсем не помню. Или он тебя обежал сильно?

- Нет! Ни в коем случае! – порывисто воскликнула Галя, в глазах у нее зажегся какой-то странный, непонятный моему подопечному огонек. – Он… был… самым замечательным человеком на свете. Погиб он через полгода после твоего рождения. Тебя он тоже очень любил.

- А как он погиб?

- Бен был врачом, лечил несколько сел вокруг. Его принудили учиться на лекаря его родители. Сам он всегда хотел заниматься только с животными. С волшебными животными. Он был очень с природой связан… как и ты. И вот однажды ему написал его школьный приятель, Лев, и попросил о помощи. В его семье уже сотни лет жил василиск, почти ручной. Он вроде как приболел. Нужен был врач. Но никого кроме его семьи и друзей Льва он не переносил. Бен был единственным, кто мог ему помочь…

- Отца убил огромный василиск?!

Видно было, что Галина решила уже согласиться с предположением сына, но передумала.

- Нет. Твоего отца, как и тебя, не трогают животные. Перенял ты у него этот талант. Лев был… - она задумалась, подбирая слова, - замешан в преступной организации, терроризирующей правительство нашей страны. Возглавлял эту организацию человек, которого прозвали Лордом Аресом. Но не нужно тебе думать о политике. Скажу лишь, что Лев вроде как решил занять место Лорда Ареса, а что было дальше… Знаю лишь официальную версию. Лорд Арес не простил предательства своего ближайшего помощника и решил убить его. Об этом прознал Лев и заперся в своем поместье вместе с женой. Он произнес очень сложные заклинания. Первое охраняло его настолько, что к нему мог попасть только тот человек, которого он позовет сам. Второе заключалось в том, что тот человек, который убьет всю его семью - погибнет. Но Лорд Арес был очень могущественным магом. Он смог проникнуть ко Льву… Именно в тот день, когда твой отец был у него… Бен, по видимому, пытался защитить друга, но когда Арес убил Льва, а за ним его жену Лору, раздался ужасный взрыв. Он уничтожил все вокруг. Не осталось даже тел.

Жорик был просто поражен. Он-то уже привык считать своего отца негодяем… Узнав правду, ему стало немного стыдно. Но до конца мама так и не утолила его любопытство.

- Мам, а почему мы жили в деревне? Если был этот дом в волшебном городе?

- Понимаешь, сынок… - она замялась, но все же решила говорить правду до конца, - я долго не могла поверить в то, что Бен погиб. Я его ждала, думала, что он вернется. Так и не пришло осознание его гибели. Потом ожидание сменилось болью. Как и ты, я начала считать, что он оставил меня, вернулся к прежней жизни. А сейчас мы здесь, потому что тебе нужно учиться. Да и мне работать по специальности будет намного интереснее.

- Зачем мне учиться? Я же уже восемь классов отмучился. Не нужно все это…

- А учиться пользоваться магией тоже не нужно? Хорошо, не будешь учиться.

- Магией говоришь… Ну… Может, все-таки стоит попробовать? – заинтересовался Жорик.

- Я вот тоже так думаю, - усмехнулась Галина, непринужденность начала возвращаться к ней после сложного рассказа. Казалось, что ей уже давно требовалось выговориться. – Еще вопросы есть?

- Есть! Ты мне так и не ответила: почему вы вообще решили жить в деревне, в разрушенном домике, в котором постоянно течет крыша, а не в этом громадном красивом домище?

- Ну, у этого дома крыша тоже течет, а из города нас выгнали.

- Почему?!

- Потому что я Светлая волшебница, а Бен был Темным магом. В нашей стране, насколько я знаю, еще ни разу не заключались такие союзы. Считается, что это не может принести ничего хорошего. От нас отказались друзья и родные. Позорно выгнали из дома, не дав даже собрать вещи. Можно было остаться лишь при условии, что мы больше никогда не будем видеться. Мы отказались. Теперь твое любопытство полностью удовлетворено?

- Вроде как да… - пожав плечами, сказал Жорик.

- Тебе тут нравиться?

- Еще как! Такой огромный дом! А можно я гулять пойду?

- Один в чужом городе, почти незнакомый с магией, не имеющий ни друзей, ни знакомых?

- Спасибо, мамочка! Я знал, что ты мне разрешишь!

- Куда?!

- Ой, мам, только не ухо! Ой-ой… ты же его оттянешь на столько, что я на осла стану похож!

- А пока лишь на балбеса смахиваешь, - грозно сказала Галина, убирая на место указочку с маленьким оранжевым камушком на конце. – Садись завтракать… Ну за что ты мне на голову свалился?!

- За то, что ты самая добрая и хорошая!

- Не подлизывайся! – смеялась Галина.

- Кто подлизывается? Дайте я ему в глаз дам!

- Георгий!

- Хорошо-хорошо, я замолкаю, - уткнувшись в тарелку, сказал он.

- А теперь слушай меня внимательно. Скоро я убегу на работу. Ты остаешься дома, и никуда не выходишь, до тех пока за тобой не зайдет сын моего начальника. Его Сережа зовут. Очень хороший и послушный мальчик, не то, что некоторые. Он будет с тобой учиться в одном классе, скорее всего. Будешь ходить за ним, он поможет тебе все приобрести для школы. Если что-то понадобиться объяснит. Но до его прихода никуда не выходи. Понял меня? Я что со стенкой разговариваю, ответить не можешь?

- Сама же говорила молчать.

- Вот теперь говори, ты меня хорошо понял?

- Да, мамочка, я тебя прекрасно понял. Сидеть дома, пока не придет самый замечательный на свете мальчик Сережа, который поведет меня за ручку по магазинам… Мам, я ведь уже не маленький. Мне почти 13 лет! Тебе не кажется, что я сам спокойно могу пойти в магазин и купить себе тетради и учебники?

- Конечно, можешь сам. Но при этом половину денег истратишь на сладости, провалишься в канализационный люк, заблудишься в системе канализации, потому что выбираться наверх тебе будет, как ты сам говоришь, «влом». По пути ты растеряешь половину учебников. А другая половина провоняет настолько, что их уже будет невозможно использовать.

- Мама! Это было лишь однажды! Я тогда был маленьким и глупым! Это было ровно год назад, мне и двенадцати тогда еще не было!!! Мы с Дэном больше никогда не гуляли по канализации!

- Ой, не напоминай мне про своего Дэна! Как я рада, что ты будешь избавлен от общения с ним! Вечно затаскивает тебя в ужасные передряги…

- Ну, вообще-то, не он меня, а я его, - гордо поправил Жорик.

- Хватит его выгораживать, Георгий.

- Хорошо, мама, - согласился он, - Скоро там твой замечательный мальчик Сережа придет?

- Через полчаса. Все, малыш, я побежала на работу. Сиди, завтракай. Если он придет, а ты все еще не доешь, угости обязательно чаем.

- Ладно, мама.

«Ха! Наивная мамочка! Думает, буду я ждать этого ее Сереженьку! Представляю его себе, пай мальчик, отличник, с очочками на глазах. Вот сейчас быстренько поем и смоюсь до его прихода!»

Прошло ровно полчаса с ухода мамы. Жорик даже не спешил оканчивать прием пищи. Раздался звонок в дверь. Вытирая руки о штаны, испачканные маслом с блинчиков и вареньем, подросток нехотя подошел к двери, искренне надеясь, что за ней будет стоять какой-нибудь почтальон или участковый. Но он был вовсе не удивлен, увидев за ней, своего ровесника с бледной тонкой кожей, сквозь которую легко просматривался его скелет и необходимые для движения мышцы. Свободная одежда светлых тонов, ничем не примечательные черты лица, чуть длинноватые русые волосы, очки на носу… То что и следовало ожидать. Но это было лишь первое впечатление. Со второго взгляда становилось понятно, что это незаурядная личность, с которой может быть вполне интересно. Об этом говорили его глаза. Они были не такими, как у остальных людей. Вроде бы обычные, серые, самые что ни наесть нормальные, но чувствовалось в них непокоримое пламя свободы. Жорик тут же понял, что, скорее всего, не такой уж этот Сережа замечательный и послушный мальчик. Может быть, только претворяется им, но на самом деле..! А еще моему подопечному показалось, что когда-то давным-давно он его уже где-то видел, да и вообще просто прекрасно знает…

- Привет! – поздоровался Сергей, протянув руку, - Ты Георгий?

- Ага. А ты, видимо, Сергей?

- Точно. Слушай, а мы с тобой нигде не встречались?.. Твое лицо кажется очень знакомым…

- А ты был когда-нибудь в Сибири?

- Не-а… А ты до этого в Китеже никогда не бывал?

- Не… Будем тогда считать, что виделись в кошмарном сне – они запоминаются лучше, да и веселее.

- Ну или в прошлой жизни, - усмехнулся Сережа.

- Точно, в прошлой жизни. Это случайно не из-за тебя у меня началась новая?

- А, может, это из-за тебя я родился вновь?

- Тогда будем считать, что нас с тобой просто убил кто-то третий. Не хочешь пойти его искать?

- Пошли! Только давай сначала в справку для школы получим?

- Ты что все-таки именно такой хороший и замечательный, как говорила моя мамочка? – расстроился Гера.

- Меня так охарактеризовали? Круто! Так меня еще никто не называл! – усмехнулся он. – На самом деле я очень давно туда рвусь, потому что жду ни дождусь, когда смогу получить рекомендацию в школу. Без нее нас никогда не примут в первую школу.

- Рекомендацию? Хм… ее в старой школе что ли дают?

- Нет, конечно! Может прорицатели в общеобразовательных школах и есть, но не думаю, что они достаточно сведущи в своем деле – иначе не пошли бы обычную физику и химию преподавать… Ой, да ты меня, наверное, не совсем правильно понял. Рекомендацию выдают прорицатели – они должны заранее подтвердить, что ты будешь старательным, прилежным учеником школы, станешь сильным магом ну или там волшебником, колдуном. Чтобы правительство было уверено, что не зря оплачивает твое обучение, что ты многого сможешь добиться, отучившись за их счет.

- Кажется, я сморозил глупость… Сам понимаешь так быть далеко от этого мира…

- А ты, правда, всю жизнь жил среди не волшебников?

- Ага… Там было весело…

И Жора начал рассказывать новому приятелю свои приключения вместе с Даниилом. Сережа шел и по-белому завидовал: его жизнь не отличалась разнообразием. Жизнь не вполне обычного мальчика пусть и в волшебном городе не была столь насыщенна, как думал Гера. Он-то думал, что здесь каждый день связан с риском лишиться жизни. Им овладело даже некоторое разочарование. Но он твердо пообещал Сергею, что исправит эту оплошность и жить в этом скучном городе станет намного веселее. Серега даже не подозревал, что его собеседник говорит серьезно…



Автобус выпрыгнул из-под земли, ошарашенный Георгий вместе со спокойным Сергеем, вошли во внутрь.

- Да, я и не подозревал, что здесь машины только под землей ездят… - протянул Жорик. В это время они как раз вошли в салон огромного автобуса, который тут же провалился под землю. Там оказалась настоящая дорога, очень похожая на обычный городской тоннель. Только уж очень длинный, и освещенный каким-то более теплым и приятным светом. Машины, в основном российского производства, сновали по нему с просто невероятной скоростью – буквально мелькали перед глазами. Никогда еще моему подопечному не приходилось ездить так быстро. Он почувствовал себя настоящим пилотом формулы один. Дорога была просто идеально гладкой, с чем Жорик, также, столкнулся впервые. Ему сразу вспомнились ухабистые дороги его деревни, которые превращались чуть ли не в селевой поток после любого дождя…

- Это для того, чтобы по поверхности могли повозки и экипажи ездить, - тем временем объяснял Сережа. – Подожди, ты здесь и не такое увидишь. У нас еще и по небу летают. Просто сегодня воскресенье, рано еще. Народ отсыпается.

- А тут на метлах летают что ли? – решил пошутить Гера, который, как мы уже знаем, успел ознакомится с этой традицией Китежа.

- Ну бывает и на метлах, но это западники. В основном у нас на грифонах и орлах гигантских летают. А кому повезет и на пегасах. Они тебе наверняка понравятся. Такие красивые!

- Ну вообще-то у меня есть пегас, - недовольно буркнул Жорик, - Все-таки я не глухой деревенщина…

- У тебя есть пегас?! Вот это круто!!! Можно посмотреть будет?

- Да хоть покататься.

- Ну, а это не выйдет. Меня все животные, кроме собак, боятся очень… Я пегаса даже погладить не смогу.

- Как это боятся? – удивился мой подопечный.

- Ну… я не знаю как объяснить, - замялся Сережа, - но не одно животное не подходит ко мне ближе, чем на пять метров… Просто шарахаются от меня, убегают подальше.

- А из-за чего так?

- Понятия не имею, - скороговоркой сказал Сергей.

- Да… Ну тогда будем менять эту жуткую ситуацию! Я уверен, что моя Стрела тебя ни капли не испугается и с удовольствием прокатит верхом.

- Ты действительно хочешь прокатить меня на пегасе? – удивился этот странный подросток.

- Ну да. Не умрете же вы от этого. Да и вообще, не могу я поверить, что тебя все животные боятся. Если это действительно окажется правдой, то тогда придется полностью менять отношение животных к тебе- А зачем тебе это? Помогать мне?

- Вот такой вот я садист: только дай мне шанс исправить какую-нибудь неправильность в жизни.

- Но у меня собака есть уже…

- Собака это здорово. У меня тоже есть. Но собаки это не вся природа. Каждое ее создание просто уникально. Если хочешь, я могу помочь тебе узнать это.* (НЕ ГОВОРЮ Я ТАКИЕ ПАФОСНЫЕ РЕЧИ!!! МОЛИКУС, ЗА ЧТО?! ПРИМ. Г. ГЛЕФОВА).

- Спасибо, - усмехнувшись, сказал Сережа. – Знаешь, по рассказам твоей мамы я тебя абсолютно другим представлял…

- Это каким же?

- Жутким хулиганом, который при первом же удобном случае разрушит пол города.

- Мамочка меня недооценивает. При удобном случае я весь город разрушу, а при неудобном лишь половину. Но это еще успеется. Мы же рекомендацию у прорицателя сейчас получить должны. Еще далеко?

- Как раз выходить пора. Нам, кстати, очень повезло: мы попали на прием к самому Рысеву. Он – лучший прорицатель современности! Говорят, за всю жизнь он ошибался лишь дважды, оба раза четырнадцать лет назад.

Автобус довез мальчиков прямо до распределительного управления. В маленьком окошке регистратуры им выдали пачку бланков и отправили в кабинет 216, на котором красовалась табличка "А.А. Рысев. Школы № Св1, Т1, С1". Судя по всему, туда была самая большая очередь. Куча ребятишек с мамами, папами, тетушками и другими говорливыми существами нетерпеливо глядели на дверь с номером 216. Жорик обвел глазами всех собравшихся, взглянул на электронные часы на руке и очень тяжело вздохнул.

- Мы же тут на весь день застрянем! - в отчаянье воскликнул мой подопечный.

- Угу...

- Пойдем тогда лучше отсюда. Сдалось нам это управление!

- Меня предупреждали, что ты именно это скажешь.Нам нужно остаться.

- Нужно? Только не мне!

- Тебя иначе не возьмут в школу.

- А так ли нужна эта школа? В другие вон очереди вроде поменьше.

- Эта лучшая школа.

- Типа для мажоров?

- Нет. Типа для самых талантливых. А раз тебя до этого кабинета допустили, значит тебя считают одним из самых достойных.

- Одним из? А может я самый достойный? - весело напыщился Гера и усмехнулся. - Ладно. Это для моего тщеславия в самый раз подходит. Но очередь...

- Ничего. До нас всего человек пятнадцать. Мне брат рассказывал, что когда он поступал, там вообще очередь человек в пятьдесят была.До поздней ночи с родителями сидел.

- С родителями? Но почему тогда ты идешь один?

- Ну... Они... это... заняты очень. Работы много. Твоя мама же тоже с тобой не смогла пойти.

- Хе! Дела! Вот уж нет! Она просто позориться со мной не хочет. Говорит, что я заставляю её краснеть... Не. Всё это конечно круто... Но очередь еще часа на два... Нет... Давай придумаем как ускорить её прохождение.

- Настал удачный момент уничтожить весь город?

- Уничтожать еще рано. Я его еще не осмотрел даже... Отлично. На нас пока никто не обратил внимания. Пойдем-ка до туалета прогуляемся ненадолго.

Прошло не больше десяти минут. Собравшийся народ всё также обсуждал новости поступления. И в первые минуты никто так и не обратил внимания на вернувшихся мальчиков. Но они привлекли к себе внимание.



Сергей был весь зеленый, держался на ногах он только благодаря поддержки Жориковых плеч. Из его груди вырывались ужасающие звуки: хлипы, фырканья, ужасный кашель. Головы всех собравшихся повернулись к нему.

- Посторонись! - звучно крикнул Гера. - Дорогу! Осторожнее! Опасный больной! Очень заразный! У него редкая болезнь Либмана-Сакса! Тетенька, уступите пожалуйста ему место - не видите стоять тяжело!

Вокруг мальчиков сразу образовалось достаточно большое свободное пространство. Матери притянули к себе поближе своих детей. Послышался недовольный шепот.

- Тише, тише тетеньки!Не мешаем покою больного.

- Вы же здесь всех перезаражаете!

- Что поделаешь? Нам доктора обещали, что мой друг поправиться! А значит надо проходить в школу. Делать нечего, придется терпеть... Таковы правила.

- Да какая ему школа?! Он же там всех еще больше перезаразить может!

- Тише, женщина, тише. Слух у него, конечно, почти отказал, но он еще может услышать. Представляете каково ему слышать такие слова? Жестоко это, тетенька, очень жестоко. Мальчик умирает едва дожив до тринадцати лет, а вы его последней иллюзии надежды лишаете! Как вам не стыдно?! А вот если вашей дочери было бы так же плохо, как и моему другу, что бы вы говорили на моем месте?!.. А теперь не мешайте. Нам покой нужен. Ивашечке вообще сидеть противопоказано. Но ничего - мы справимся... всего часа два. Ничего, Ивашечка, ничего. Ты справишься, еще немного... Очередь совсем маленькая - всего пятнадцать человек...





***



- Мальчики?.. - поднял голову мужчина лет сорока, с лысой головой, с очками на переносице. - Заходим по одному, пожалуйста...

- Александр Александрович... тут такое дело... А может все-таки вместе нас как-то принять можно? - покосившись на только что закрытую дверь, сказал Сережа. Штатный прорицатель распределительного управления усмехнулся, будто наблюдал за всей произошедшей комедией.

- Прорицание - вещь конфиденциальная.

- Но нам нечего друг от друга скрывать! - воскликнул Жорик, не обратив внимания на то, что Сергей побледнел от этих слов. Но тоже кивнул.

- Ну хорошо, мальчики. Так и быть. Сергей, присаживайся. Приложи палец к этому подносу. Магические импульсы попадут в него и специальный преобразователь выведет всю известную о тебе информацию.

- У вас имеется база данных на жителей всего города? – удивился Георгий.

- Тогда уж на всю страну должна была быть, - усмехнулся Рысев. – Нет, этот прибор считывает ДНК, расшифровывает, плюс выделяемая при этом природная магия человека. Подносу нужно только перевести информацию в текст. Тут довольно сложная система, в двух словах и не объяснишь. Сочетание науки и магии… Итак, Сергей Волков, родился 26 сентября 1990 года… Однозначно Особый факультет. Процентов девяносто - светлая школа. Отличная успеваемость в девяносто пяти из ста видимых вариантов. Поведение... Хм... странно... Неоднозначное. Очень большие колебания... Склад ума гуманитарный. Большие успехи, вероятнее всего, будешь иметь в предметах искусства, особая предрасположенность к музыке и изобразительному искусству. Из школьных предметов наиболее удачными будут: хм..спецкурс - 96%, история магии - 100%, зоология - 100%, бытовая магия - 100%, превращения - 93%. Особое внимание нужно будет уделять астрономии и экспериментальной магии. Вероятность окончания школы с золотой медалью крайне высока - 89,4 %. Дальнейшая судьба крайне неоднозначна - либо искусства, либо политика... Какой разброс! Вероятно совмещение... Крайне старательны, усердны, вдумчивы, эрудированы, честны и благородны. Храбры. Даже отважны. Отличные характеристики, Сергей! Из недостатков можно выделить: неуверенность, пассивность, меланхолию, сомнительность. Думаю, с зачислением проблем у тебя не возникнет. Теперь Вы, нетерпеливый шутник... Чувствуется, что из-за Вас поведение Сергея в школе будет таким не однозначным...

Вот и он прикоснулся к блестящей поверхности самого обычного серебряного подноса и почувствовал, будто его палец слегка ударило током. На поверхности этого странного предмета сразу замелькали какие-то рисунки, слова и вот готовый результат. Владелец магазина долго читал и перечитывал увиденное, и, кажется, никак не мог поверить своим глазам. Он смотрел то на поднос, то на Жорика и постоянно что-то бормотал себе поднос.

- Ты действительно Георгий Глефов? – наконец сказал он, чуть осипшим голосом.

- Да, это я, - почему-то неуверенно сказал он.

- Как зовут твоих родителей? - пытаясь в чем-то удостовериться, спросил Рысев.

- Мама Галина, отец Бенедикт…

- Передай своей матери мои извинения. Это я во всем виноват.

- Вы о чем?

- Почти пятнадцать лет назад я был владельцем магазина вспомогательного магического инвентаря. Она пришла ко мне за указочкой - ее идеальный инструмент был достаточно неудобен в постоянном использовании. Пришла вместе с твоим отцом. Они уже тогда собирались пожениться и я это почувствовал. Бенедикт изучал, что-то на витрине, а когда она передавала мне деньги за товар, я увидел будущее. Я увидел смерть, горе, боль. Не видел я и ребенка. Я ее предупредил, старый дурак. Она, конечно, меня не послушалась, рассердилась. А мои слова услышал еще один человек, на которого я совсем не обратил внимания. Он донес в Вече. Те запретили им жениться, выгнали из города, все отобрали… А я ведь лишь неправильно истолковал увиденное. Как и все, я тогда считал, что союз Света и Тьмы невозможен, что он может привести к катастрофе. А оказалось, что видел я смерть твоего отца и боль Галины. Теперь это зовут моей величайшей ошибкой. Наверное, они правы. Я уже потерял форму… Когда я узнал о гибели Бенедикта я пытался найти Галину, принести извинения, но о ней будто стерли всю информацию. Вы давно в городе, Георгий?

- Только вчера вечером вернулись.

- Если сможешь предай своей маме, что я ее на чай приглашаю. Я бы сам пришел, но практически не получается отлучаться из ведомства в это время…

- Я ей передам.

- Спасибо. Давай посмотрим, что ждет тебя в школе.

После этих слов, Рысев замолчал еще на более долгое время. Он долго очень внимательно смотрел на Геру, не в силах вымолвить ни слова. Потом сел на стул, стукнул указочкой с красным камнем-фильтратором по пустому стакану, который тут же наполнился водой.

- Вам плохо? – испугался Сергей.

- Уже все в порядке, - все-таки промолвил Рысев. – А вы, Георгий Бенедиктович, просто не устаете меня удивлять.

- А что такое? Я какой-то неправильный?

- Скорее даже наоборот… Я знал, что это должно было скоро случиться, но даже не подозревал, что мне придется самому увидеть!..

- Да что такое?

- Сейчас, ты все поймешь! – воскликнул он и полез под свой письменный стол. Оттуда он достал пыльную картонную коробку. Он поместил ее на свою рабочую поверхность и тут же начал из нее доставать всевозможные шкатулки, коробочки и свертки. Их было так много, что все они уж точно никак не могли поместиться там, откуда они были извлечены. Но их становилось все больше и больше. Жорику уже начинало казаться, что скоро вся комната будет заставлена ими.

- Нашел! - воскликнул радостный Рысев. - Как я уже говорил, раньше я содержал лавку со вспомогательными магическими инструментами, для тех людей, что не могут использовать своего идеального помощника, или у них не получается сделать его своими руками... Как оказалось, многие волшебники не способны сами себе создать инструмент только потому что для них уже когда-то был сделан он - единственный. И я потихоньку начал собирать инструменты, чья судьба была послужить еще кому-либо после смерти своего владельца. - и он преподнес Георгию небольшой футляр, обитый старой кожей. Гера затаил дыхание, понимая, что появится оттуда нечто потрясающее. Он даже представить не мог, что же его ожидает. На подушечки из темного бархата лежал искусно сделанный деревянный жезл. На всей его длине были изображены языческие славянские изображения трав и зверей. Оканчивался он прозрачной сферой, сделанной, казалось, из воды горного источника. Очень красивая, а по виду к тому же очень дорогая побрякушка.

- Понимаешь о чем я? – торжествующе спросил Рысев.

- Если честно, нет. – Честно признался Жора.

– Это твой идеальный инструмент! Без которого ты никогда не овладеешь своими силами в полной мере. Этот инструмент единственный на всем свете. И он лишь твой. Это совсем не обычный жезл. Вижу, ты не знаешь его истории. Всю жизнь им владел один единственный род. Его наследовал каждый старший член семьи. Последний его представитель умер 12 лет назад. И был это никто иной, как Лев Заводский, пытаясь спасти которого, погиб твой отец. Но это еще не самое примечательное. Ты, наверное, не знаешь, что самым великим представителем этого рода был Михаил Заводский. Всей стране он известен как Моликус – последний чародей этой эпохи. Причем самый могущественный чародей. На его силах стояла защита: чародеем мог стать только Светлый. Темный никогда не получил бы этого дара. Так и получилось. Последний чародей умер почти 400 лет назад. Все его потомки были Темными. Довольно сильными магами, но чародейских способностей из них не получил никто. Но все знали, что дар возродиться с новой силой. Но, как я уже говорил, последний Заводский умер 12 лет назад, не оставив наследника. И это было моей второй ошибкой в прорицании за всю жизнь. Я явно видел Светлого малыша, получившего чародейский дар. Но Лорд Арес не признавал Судьбы. Он сам решил стать Судьбой. Нет чародея, значит, и нет шансов на спасение. Не возродятся они, не вернется сила и к наследнику... И вот, жезл попадает к тебе, мой странный друг. Тот, кого не должно было быть на этом свете, решившийся посмеяться над судьбой. Я не знаю, что из тебя получится, дитя Тьмы и Света, но подсказывает мне сердце, что ты будешь известен не меньше, чем бывшие владельцы твоего жезла. Только вот как добрейший веселый чародей Моликус или прославишься своей злобой и жестокостью, как Заводские, этого мне знать уже не дано. Ты, чувствуется, связан с Лордом Аресом… Ты как и он не признаешь судьбы. Но если Арес – прирожденное зло, может, ты станешь его противоположностью? Пора принести перемены в наш мир… Но дай я посмотрю. Возьми его в руки…

Жорик нехотя взял в руки жезл и прозрачная сфера, поколебавшись, запылала ярким золотистым светом, на мгновение, озарив темное помещение. Всем пришлось даже зажмуриться. Рысев и Сережа стояли просто ошеломленные, сам владелец моего старого жезла ничего не понимал…

- Николай Чудотворец, - шепотом сказал Рысев, и перекрестился, - Он и впрямь подходит тебе! И впервые за четыреста лет он послужит добру, а не злу! Смотри, - показал он Жорику на сферу, когда та потухла, - Она имеет золотой цвет. А все последние четыре века он отображал только черные, коричневые, да кроваво-красные оттенки. И приносил он только боль и страдания. Но сейчас, начинается что-то новое. Мальчик, ты очень добрый, и поможешь избавить мир от еще более страшного зла. Такого зла, какого матушка Земля еще не видывала.

Слов у моего подопечного просто не нашлось, даже шутить расхотелось. Не каждый день лучший прорицатель волшебный страны заявляет, что вам придется сражаться с самым великим злом… Серега понял состояние Жорика и, взяв командование на себе, собрал его заполненные анкеты и попрощавшись, вышел из кабинета, уже волоча за собой новоиспеченного друга. Очередь из двадцати человека с изумлением смотрела на эту процессию.

Гера опомнился только когда машинально доел порцию мороженого, всунутого в руки заботливым другом.

- Спасибо, - только и мог сказать он. – Никогда не хотел становиться рыцарем, борющимся за Свет и справедливость. Он из меня и не получится.

- Ясное дело не получиться. В 13 лет никто рыцарем не становился. В этом возрасте только в оруженосцы брали. Так что у тебя есть еще десяток лет, чтобы изменить свое решение.

- Умеешь ты утешать!

- Да ладно тебе! Рысев явно теряет форму! Где два неверных предсказания, там и три. Так что не загоняйся. А знаешь что прикольно: связь с Моликусом и Лордом Аресом... это...так....

- Сере-ег! – мучительно потянул Жорик, хватаясь за голову. – Я и половины не понимаю того, о чем мне говорят! Ну и денек! Сначала мама впервые в жизни начинает мне говорить о том, какой отец у меня был замечательный человек, хотя я его всю жизнь уродом последним считал, потом мне заявляют о том, что моим инструментом владел какой-то древний крутой перец! Да мне же никто не объяснял кто такие чародеи, маги! Я вообще думал, что это одно и тоже. Потом понимаю, что что-то странное со смертью моего папулички, не понимая при этом, кто такой Лорд Арес. А в конечном итоге узнаю, что должен спасти мир от величайшего зла!

- Если хочешь, я могу тебе все объяснить.

- Хочу. Очень хочу. А еще я очень хочу убить маму за то, что она мне никогда ничего не рассказывала. Но, пожалуй, все это не сейчас. А то моя голова просто лопнет. Нужно развеяться! Ты со мной?

- Куда?

- Щас придумаем!.. Ну… для начала я обещал тебя прокатить на пегасе. А потом, думаю, нас двоих она выдержит, полетим…придумал! В то место где погиб мой отец! Я хочу это увидеть.

- Ты с ума сошел?! Это же поместье Заводских! А ты знаешь, как его еще называют?

- Ну откуда мне знать?!

- Его зовут родовым гнездом ЗЛА. И, поверь мне, это имя вполне оправдано…

- Так значит, ты останешься на земле?

- Ты действительно хочешь туда полететь?!?!

- Еще как хочу. И предлагаю все-таки отправиться со мной. Я один заблужусь, наверное.

- Да и кто тебя предупредит об опасности?.. Только из этого все равно ничего не выйдет: твой пегас меня испугается, и мы никуда не полетим.

- Вот сейчас и проверим.

Сергей оказался прав: пегас его жутко испугалась. Когда Жорик подвел ее к своему новому приятелю, то еле смог удержать ее: на нее будто налетела стая оводов. Она встала на дыбы, заржала мощным низким голосом, казалось, что разряд электрического тока прокатился по всей окружности, пронизывая все на своем пути. Волосы встали дыбом, мурашки побежали по кожи: столько силы, мощи чувствовалось в этом творении природы. Сергей испугался и попятился назад, он покраснел, чувствовал себя очень неловко, неуклюже. Он был виноват в том, что Гере приходится туго, он хотел помочь ему, но знал, что любыми действиями только усугубит ситуацию. Лошадь рвалась прочь, стремилась взмыть в небо, мальчик еле удерживал ее, он уже ехал за ней по земле, крепко схватившись в повод. Стрела ничего не понимала от навалившегося на нее страха. Дышала она тяжело, рыла копытами землю, пятилась назад…

- Стрела! Да что с тобой такое?! – все-таки выпустив повод и свалившись на землю, негодуя, воскликнул мальчик.

Пегас обернулся на него, в нерешительности застыл. Он как будто бы начал осознавать, что делает что-то не то.

- Ну? Что уставилась? – поднимаясь с земли, проворчал Жора. – Хозяина угробить хочешь? На! Пожалуйста! Топчи, убивай!!

Стрела виновато потупила взгляд, медленно подошла к хозяину и опустила голову на его плечо.

«Извини, - услышал виноватый, чужой голос в своей голове. – Мне страшно! Спаси меня!»

Жорик был поражен. Пегас говорил с ним. Он это явственно ощущал, знал, что не сходит с ума, знал, что Серебряная Стрела говорит, и никто кроме него, ее не слышит.

«Не бойся, он тебя не тронет».

«Он меня убьет».

«Зачем ему тебя убивать?»

«Потому что он… Я боюсь!»

«Успокойся, Стрела. Я за него ручаюсь! Он тебя не тронет! Он мой друг!»

«Я верю тебе»

«Он сейчас подойдет и погладит тебя»

«Как скажешь. Только, прошу, будь рядом».

- Серег, подойди к ней и погладь.

- Может не стоит?

- Она согласилась, иди к ней.

И пегас, и Сергей были крайне неуверенны. Они были смущены, напуганы. Сережа шел небольшими шагами, задержав дыхание, Стрела тяжело дышала. Вокруг повисла тишина, никто из присутствующих ничего не слышал, для них не существовало ничего вокруг. Это было какое-то необычайно важное событие. Его необходимость не мог объяснить ни один из собравшихся. Сергей прикоснулся к жестковатому ворсу белоснежной лошади, аккуратно, со всей осторожностью провел рукой по ее чуткому носу, она в страхе закрыла глаза, но не отшатнулась, не дернулась, понимая, что может повредить своему хозяину. Сергей провел рукой еще раз и еще – Стрела постепенно успокаивалась, хотя все еще была сильно напряжена.

«Все хорошо, хорошо», - постоянно повторял Жора, успокаивая ее, чувствуя, как сильно бьется ее сердце. «Сможешь поднять нас в воздух? Вместе?»

«Если ты считаешь это нужным – конечно, могу»

Пегас убрала голову с плеча Жорика, отошла на пару шагов, легла на землю, опустив крылья.

- Я сяду, ты за мной.

- Ты уверен?

- Конечно! Мы должны побороть этот страх! Ничего не бойтесь.

Гера чувствовал себя в этот момент чем-то чрезвычайно важным, он был посредником для установления контакта чего-то очень непохожего друг на друга. Он знал, что нужен обоим этим существам, знал, что сейчас им без него не обойтись. Поэтому он был счастлив, по-настоящему.

Стрела медленно взмахивала крыльями, пытаясь поймать воздушный поток. В небе она полностью успокоилась, она была в своей стихии, здесь ей ничто не угрожало. А вот Сережа наоборот, чувствовал себя еще более неуверенно и испуганно, но и он был счастлив. Он боялся высоты, но его глаза радовались открывшемуся необыкновенному виду, его кожа радовалась теплым лучам июньского солнца и легким дуновениям свежего ветерка. Он был счастлив, что Гера смог совершить это чудо. Он был счастлив тому, что впервые сидит на спине пегаса и летит! И он был счастлив тому, что у него появился друг. Он боялся смотреть вниз, у него кружилась голова, но в этот момент он забывал об этом, ему просто не хватало времени!

Они поднимались все выше и выше, облака будто расступались перед ними, открывая дорогу к светлому ярко-голубому небу.

- Серег, ты случайно так не знаешь дорогу к тому месту, где мой отец погиб? – немного насладившись полетом, спросил Гера.

- Поместье Заводских?! Так ты серьезно?! – испугался Сергей, крепче вцепившись в гриву пегаса.

- Конечно. Его могилы нет, а мне нужно извиниться за то, что я считал, что он плохой человек. Думаю, это место подходит лучше всего. Так ты знаешь, как до него добраться?

- Нет. Честно, нет! Знаю только, что поместье находится где-то загородом, за стеной. А из города нас с тобой просто так не выпустят – считают, что мы без присмотра можем натворить в неволшебном мире много бед…

- Хм.. предосторожность-то правильная.. Но как же все-таки нам туда попасть?

«А тебе это действительно нужно?» - почувствовал Жорик голос Стрелы.

«Да..»

«Тогда я могу помочь».

«Вот здорово!»

- Сереж, согласишься составить мне компанию в полете в это поместье-то?

- Ну, я бы с удовольствием, но у нас же ничего не получится!

- Это почему еще?!

- Но дороги-то мы не знаем!

- А интуиция нам на что?

- Интуиция?! Разве можно полагаться на одну интуицию??

- О, ты прав, конечно, нет. Поэтому я еще колоду карт припас.

- Каких карт??

- Ну обычных, пластиковых… тройка, семерка, туз и все такое...

URL
   

Приключения Жорика и его друзей

главная