И сказки рождаются из были..
- Сереж, а почему ты мне сразу не рассказал?

- Потому что о таком не принято говорить, такое скрывают… Нас боятся и поэтому ненавидят. Нас травят собаками, ставят капканы… Я еще никогда никому не рассказывал о своем проклятье, кроме обследующих меня ученых. Мои родители столько пытались снять это заклятие, но всё безуспешно… Никто не понимает, что же из меня получилось… Меня не подпускали никогда к ровесникам, родители боялись, что я не смогу силу контролировать, и покалечу. Когда твоя мама предложила меня с тобой познакомить, отец очень долго отказывался, но она была настойчивой, тогда он раскрыл ей нашу семейную тайну… А ей было всё равно, представляешь! Все до нее приходили в ужас от этих слов… А твои родители…они не такие как все…

- Мне тоже начинает казаться, что родители у меня оригиналы, все в меня! А ты бы мог и сказать другу. Или ты думал, что я возненавижу тебя за это? Ну и дурак же ты! Всегда считал, что быть не такими как все просто здорово. И чем больше ты отличаешься от общества, тем лучше…Тем более, ты не стесняешься с сумасшедшим дружить, так и я почту за честь быть другом самого уникального волкодлака!! Только пообещай мне кое-что!

- Что?

- Что покажешь мне свой истинный облик.

- Вот мой истинный облик, - насупился Сергей.

Так они дошли до дома. Жорик побежал заводить лошадей в стойла, а Сергея отправил на разведку. Мальчик стеснялся заходить без друга, но еще более страшным было показать свою нерешительность, поэтому, постояв мгновение у двери, он всё-таки нажал на звонок. Дверь тут же распахнулась, Галина с удивлением посмотрела на друга сына.

- Здравствуйте, тетя Галя. Гера в конюшню побежал лошадей ставить, меня отправил сюда…

- Каких лошадей?

- Ну… он сам Вам всё расскажет сейчас…

- Расскажет?.. И что он на этот раз натворил?

- Ничего страшного… Он…Он Вам сюрприз готовит!

- Ох не люблю же я его сюрпризов… Ладно, давай проходи… У нас тут, правда, гости, но, думаю, Гере будет приятно, если ты будешь рядом… - Она провела его в зал, где сидела чета пожилых супругов. Им обоим было около шестидесяти лет. Мужчина чуть старше. Выглядели они так, будто пришли на официальный прием к какому-то правителю. Он – в строгом, идеально сидящим, деловом костюме темно-синего цвета, с элегантным галстуком, она – в строгом вечернем платье-футляре такого же оттенка. Осанка их была просто идеальной, и в их посадке чувствовалась гордость и уверенность в каждом своем движении. Даже внешне они были очень похожи друг на друга, как будто совместно прожитые годы наложили на них свой отпечаток.

- Познакомьтесь, это… - начала Галина, но не успела договорить, как женщина вскочила с кресла, подбежала к Сергею и нежно обняла его.

- Внучок мой, Георгий! – воскликнула она. Сережа был прижат к ней слишком сильно, и не мог объяснить того, что она ошиблась. Галина растерялась и не смогла сразу взять себя в руки. Тут поднялся и мужчина, отстранил от мальчика жену, и, протянув руку, сказал:

- Здравствуй, Георгий. Позволь представиться – Алексей Петрович Глефов, твой дедушка. А это твоя бабушка – Елизавета Михайловна.

- Здравствуйте, - прошептал очень сконфуженный мальчик. – Только, извините, но я не Георгий… Я его друг, а он скоро придет.

Алексей Петрович непонимающе посмотрел на Галину, которая моментально покраснела от этого тяжело испытывающего взгляда.

- Да, это Сергей… Я не успела договорить… Гера сейчас придет, подождите еще мгновение… Может еще чаю?

- Нет, спасибо, - довольно холодно ответила ее свекровь, которой было весьма неприятно очутиться в такой ситуации, да еще и при женщине, которую она так долго ненавидела. Она моментально пришла к выводу, что Галя специально подстроила всё это, только ради того, чтобы унизить их.

- Сергей, извини нас, пожалуйста. Обознались. Уже очень долго ждем Георгия. Тогда, может быть, ты сможешь нам ответить, где он, раз его мать не может нам сказать ничего вразумительного? – не менее холодно, сказал свёкор.

- Он лошадей пошел в стойла ставить после прогулки, меня сюда отправил…

- Так он уже здесь? Ну так пойдем к нему! – воскликнула счастливая бабушка. И она с мужем быстро вышли из дома, оставив Галину с Сережей.

- Извините меня, тетя Галя… - тихо сказал покрасневший мальчик.

- Ох, ты не виноват. Это они такие…



Жорик же, ни о чём не подозревая, спокойно чистил лошадей, давно забыв о сегодняшнем приключении, о том, что он наконец-то обрел отца, и надо срочно подготавливать маму к такому сюрпризу. Он весь отдался своей работе, аккуратно вычесывая ворс со спины гнедого жеребца, и поэтому подпрыгнул от неожиданности, когда дверь в конюшни заскрипела, и яркий свет ударил в его глаза. Некоторое время он не мог понять, что же происходит. Да и люди, освещенные сзади светом, выглядели лишь темными пятнами, так что даже если Георгий знал их, в данный момент он никогда бы не узнал их.

- Георгий? – послышался взволнованный женский голос.

- Да…

Далее произошла немая сцена. Гера силился рассмотреть пришельцев, а пришельцы старались опознать в этом чумазом мальчике своего внука. И неудивительно, что они немного разочаровались, увидев его, ведь они были представителями древнего рода Китежской аристократической интеллигенции. Они ожидали увидеть мальчика в классическом черно-белом костюме жокея, руководящего чисткой животных, а не лохматого худого мальчика, в самой обыкновенной футболке и джинсах, причем изрядно порванных и испачканных. Мнение о его матери у них тут же упало еще на несколько пунктов. Гера щурился на солнце, лицо его казалось кривым, но когда он привык к яркому свету, они всё-таки увидели намек на благородство черт его лица: бледная кожа, немного вздернутый нос, добрые зеленые глаза, такой же формы как у Бенедикта, казались веселыми и серьезными одновременно, такие же губы, выражавшие сейчас недоумение, как и тонкие темные брови, нависшие над глазами. Волосы же, как решили бабушка с дедом, ему достались от матери: густые каштановые, немного вьющиеся. Они почувствовали в нем свою кровь, но что-то было для них страшно чужим – его Светлая мать, которую они так не любили.

- А вы, собственно, кто? – наконец спросил Гера, вытирая рук о джинсы.

- Мы твои дедушка и бабушка, Георгий, родители твоего покойного отца.

- Аааааа… - многозначительно протянул Гера, не зная как реагировать на встречу с ними, их же еще больше смутил такой прием, что дало им повод прийти к решению, что эта Светлая плохо настроила против них внука.

- Я – Алексей Петрович, твою бабушку зовут Елизавета Михайловна. Но это ты, конечно же, знаешь?

- Да, конечно! – решил Гера не обижать своих родственников, но и, не зная, как продолжить разговор дальше. Но тут он вспомнил об отце и воскликнул:

- А ведь это здорово, что вы пришли к нам с мамой именно сегодня! У меня для всех вас есть огромный сюрприз! Подождите секунду, я сейчас лошадь поставлю и мне вам нужно кое-что очень важное рассказать! Подождите меня в доме, я сейчас буду!

Он тут же завел лошадь в стойло, накидал всем овса, сена в ясли, налил воды и побежал в дом вслед за заинтригованными родственниками. Первое, что бросилось ему в глаза это смущенный и даже немного сердитый вид его матери, у которой так и не получалось начать разговор с родителями супруга. Но как только она увидела сына, да и в таком безобразном виде (закончив работу, он извазюкался еще сильнее), она решила, что это единственный шанс ненадолго сбежать от родственников, и поэтому тут же переключилась на него:

- Георгий!!! Ты в каком виде? Где ты пропадал всё это время!

- Привет, мам! Я тоже очень рад тебя видеть! - По привычке усмехнулся он.

- Ну-ка иди умойся и переоденься! Тебе не стыдно в таком виде при людях быть?

- В каком? – удивился он, но окинув себя взором, все-таки заметил легкую небрежность в своем гардеробе. – А можно потом? Мне кое-что срочно нужно рассказать вам!

- Стыдно появляться в таком виде!

- Но мам! Это действительно очень важно!

- Галина Карловна, может всё-таки мальчик расскажет нам то, что кажется ему настолько важным? – предложил Алексей Петрович, которому не хотелось даже на мгновение расставаться с внуком, чтобы искать в его внешности, поведении черты погибшего сына…

- Как скажите.

- Так что ты там хотел нам сказать, Георгий?

- С чего бы начать? – протянул Гера, понимая, что нужно рассказывать всё еще более осторожно, чтобы не травмировать дедушку и бабушку. – Хм…вот как считаете, я на отца похож?

- Да. – В один голос ответили все трое, впервые в чем-то согласившись.

- А что главного общего между нами?

- Мы тебя еще недостаточно хорошо знаем, Георгий, так что затрудняемся ответить тебе. Но что-то общее между вами действительно есть.

- Животные, - прошептала одновременно Галина, сильно побледневшая от начатого разговора. – Они тебя никогда не трогают, как и его…

- Вот именно! А ведь вам, наверное, известно, что в августе двенадцать лет назад он отправился лечить василиска в поместье ко Льву Заводскому…

- Зачем ты это рассказываешь?

- Подождите, сейчас вы всё поймете! Василиск к нему, как нам уже известно, очень хорошо относился и никогда бы не причинил ему зла. Так? А по свидетельским показаниям битва с Лордом Аресом произошла как раз у гнезда василиска. Но никто так и не знает, где находится это гнездо.

- Конечно, гад к нему никого и не подпускает!

- А раньше подпускал?

- Только своего владельца и Бена, ну и еще нескольких их друзей терпел…

- А вам не кажется, что василиск, если бы с отцом случилось что-то плохое, спас бы его?

- Вполне возможно… Но не думаю, что змей мог противостоять чародею? Ведь Лорд Арес был безусловно им… И уж, наверное, василиск скорее спас бы Льва… Но все они мертвы, мальчик. Все. Кроме василиска. Но не думаю, что он нам хоть что-то расскажет о том, что видел…

- Не мог он хоть что-то видеть! Он же слепой! – ни думая о последствиях, воскликнул Гера.

- Как слепой?! – остолбенели все взрослые.

- Не болтай ерунды, Гер, - устало сказала усталая Галя. - я видела этого василиска, он далеко не слеп.

- Был. Сейчас он абсолютно слепой.

- Откуда ты это знаешь, молодой человек?

- Я был в этом поместье. Два раза. Я видел этого василиска! Он даже спас нас от орков!

- Молодой человек, не выдумывайте! Вы здесь без году неделя, и уже спокойно выбрались из города, нашли дорогу к поместью, справились со стражей побеседовали со слепым василиском? Кажется, я теперь понимаю, чему вас научила ваша матушка.

- Вы о чем? – искренне удивился Гера. – Вы думаете, что я вру? И считаете мою маму лгуньей? Вам должно быть стыдно. Сереж, скажи им, что мы там действительно были, что наши гнездо василиска, и что в нем было.

- Это действительно так… Мы были там два раза… В первый день приезда Геры в Китеж и сегодня… У него пегас знает секретный выход из города. О нашем побеге в газете на следующий день писали, может быть, вы читали. Пегас нас сама довезла, она дорогу знала. Мы полетели тогда, потому что Гера хотел увидеть место, где его отец погиб… Мы там пробыли несколько часов, прежде чем нас заметила охрана. Тогда из кустов появился василиск, он отвлек охрану на себя. И он точно был слепым. Но мы не успели убежать, потому что охрана настигла нас и с другой стороны. Нас посадили в башню у главного входа, из которой мы сбежали, потому что Гера смог разрушить в ней стену, заклинанием, которое я слышал от родителей когда-то – у него свой идеальный предмет с собой был… А его идеальным предметом является именно жезл Заводских. Видимо, из-за того, что жезл оказался в родных стенах он так хорошо подействовал, да и у Геры, по-видимому, талант… Мы когда вернулись сказали Вам, тетя Галя, что в заповеднике духов были… А вчера Гера Эммануила встретил, и вместе с ним сегодня, даже с разрешением посещения, отправились снова в поместье. Там Гера заблудился и его схватил василиск и отнес его в свое гнездо…

- Вот след на футболке! – подтвердил Гера. – А вот сюда василиск меня ужалил!

- Я с Эммануилом по следам змея нашли его гнездо – это огромный древний дуб с дуплом, из которого ведет проход в подземелье, где и был Гера с…

Но он не успел договорить, так как в дверь раздался звонок, и радостный Гера побежал открывать, говоря, что сейчас они сами всё увидят и поверят их словам.

Стоит признать, что все взрослые были весьма заинтригованы, хотя и воспринимали их слова достаточно несерьезно. Алексей Павлович старательно напускал на свое лицо маску безразличности, но блеск в глазах выдавал его с головой. У женщин же не получилось и этого…Но даже самые смелые их предположения оказались просто несравнимы с тем, что их ждало.

Как только послышался звук шагов, Галина тут же вскочила на ноги. Такой бледной ее еще никто никогда не видел. Кажется, она одна из первых почувствовала кто именно шел в комнату… В этот же момент послышался громкий топот четырех когтистых лап и радостный собачий лай. Мушруш выбрался из комнаты Геры и со всех ног мчался приветствовать посетителей. Галя сделала несколько шагов навстречу к двери в прихожую, но как только она приоткрылась, женщина застыла. Радость, мука, слезы, отчаянье, счастье и любовь разом отразились в ее больших зеленых глазах. Она хотела бежать, но не смогла сдвинуться с места. Она хотела видеть его, но перед глазами была темнота, хотела слышать каждый его шаг, но и слух отказал ей под напором чувств… Это продолжалось недолго. Не успела дверь до конца отвориться, как измученная женщина упала без чувств на пол. Но на это из присутствующих ранее в этой комнате никто не обратил внимания. Собака прыгала вокруг хозяина, Елизавета Михайловна встала и медленно направилась к сыну, будто желая удостовериться: этого ли человека она видит, хотела обнять его, прижать к груди, как когда-то маленький кулечек, беспомощный и только ее. Алексей Михайлович же не смог подняться с кресла, прижимая руку к сердцу…

Сам Бенедикт (уже с живыми, видящими глазами серого цвета), казалось, не замечал ничего и никого вокруг. Он освободился от поддержки своего друга, и сам, тяжелым шатающимся шагом, подошел к лежавшей на полу жене, упал перед ней на колени, пару мгновений смотрел на нее, будто не веря тому, что наконец-то может видеть ее воочию; затем наклонился, поцеловал в лоб, приподнял и прижал к груди, что-то тихо говоря ей на ушко… Она начала приходить в себя, лицо озарилось блаженной улыбкой. Они были счастливы, для них не было никого вокруг. Да и все находящиеся в комнате замерли, не смея мешать им. Да и не только мешать. Родители всё никак не могли поверить в воскрешение сына. И даже материнская ревность вдруг куда-то исчезла. Она была счастлива видеть его живым и счастливым. И пусть он прошел мимо нее, не заметив, он мог бы сделать такое еще тысячу, миллион раз! Главное, что ее единственный сын жив. Главное, что он рядом с ней, и всё теперь будет хорошо.

Гера был доволен результатом своей работы. Ведь эту семейную идиллию он почитал именно своей заслугой – с заниженной самооценкой у него проблем никогда не было. Но ведь он еще помимо всех других своих качеств, был еще и человеком дела. Его немного смутило состояние его деда – слишком уж он долго держался за сердце. Поэтому, никого не отвлекая, он быстренько прошел на кухню, а вернулся со стаканом воды и таблетками. Алексей Павлович с благодарностью принял помощь…

Бенедикт после проведенного косметического ремонта выглядел гораздо лучше. Он уже не казался таким ужасающе-пугающим. Это был просто человек, тяжело переносивший какую-то болезнь. Но и следов болезни сейчас не было видно. Счастливый человек не может быть чем-то озабочен, ему не может быть плохо. Это отражается и на его внешнем виде. Казалось, он готов был вечность просидеть на полу, обнимая свою ненаглядную. Те же чувства испытывала и Галина. Она была истинно счастлива. Но именно она первой опомнилась, заметя вокруг скопление народа. Стыдливый багрянец залил всю ее кожу, тут и Бен заметил своих родителей…

- Мама..! Папа..! – радостно воскликнул он, как настоящий мальчишка. Он попытался подняться на ноги, но резко зашатался, и точно упал бы, если бы крепкие руки Эммануила не успели его подхватить. Елизавета Михайловна закрыла ладонями губы, чтобы не вскрикнуть от страха. Алексей Павлович поднялся с кресла. Эммануил тут же отнес друга на диван, и строго сказал:

- Всё, молчать, Бенедикт. Иначе твоя семья уже никогда больше не сможет с тобой поговорить. Тебе сейчас нужен только отдых и покой. И никаких переживаний, понял меня?

- Так точно! – усмехнулся Бен, о голос его явно был гораздо слабее. – Я только расскажу, что со мной приключилось в это время, чтобы никто меня предателем не считал…

- Каким еще предателем, Енечка?! – ужаснулась Елизавета Михайловна. - Лежи, сынок, отдыхай. А мы с Галочкой сейчас тебе приготовим чего-нибудь вкусного! Да и мальчики голодные после такого путешествия. Галочка, иди на кухню. А ты, Алексей, срочно беги в департамент, в Вече, вспоминай все свои связи, не скупись, но только сделай так, чтобы постановление суда было отменено, чтобы наших деточек больше не посмели из города выгнать. И чтобы без шума, чтобы никакой прессы. А самое главное, чтобы до председателя не дошло! Иди же, иди! А ты Эммануил, поухаживай пока за Бенедиктом, и смотри, чтобы ему не мешал никто. Мальчики, вы пока идите в комнату Георгия!

Никто не посмел спорить с этой властной женщиной, поспешив исполнить ее постановления. Семья наконец-то была в сборе.



Прошло еще довольно много времени, прежде чем Бенедикт смог полностью оправится от последствий своего заточения. Но найти в себе силы для того, чтобы поведать своим близким о своих неприятных приключениях, он нашел уже в ближайшие дни. Он чувствовал себя виноватым перед всеми ними, и не мог себе позволить еще сколько-то оставлять их в неведении. В этот вечер по обыкновению все собрались на кухни. Бен сам дошел до нее и сел к ним за стол, и, несмотря на все возражения, сказал, что сил у него достаточно, чтобы поведать им о том, что с ним приключилось. Все дружно отставили ароматный чай в сторону и обратили на него свои взоры. Бен тем временем медленно взял из вазочки конфету (воспользовался моментом, когда всем было не до этого – восстанавливающая диета рекомендовала полностью воздерживаться от сладкого), медленно развернул фантик, положил в рот, закрыл глаза и несколько мгновений просидел так, не замечая того, что все собравшиеся за столом ждут его слов. Глаза он открыл резко, посмотрел в глаза жене, улыбнулся. Еще мгновение посмотрев на нее, посмотрел на люстру, висевшую прямо над обеденным столом и только после этого начал. Взгляд его был сосредоточенным где-то в неизвестности, вдалеке. Кончики его длинных пальцев были сведены, ладони не касались друг друга, так что казалось, что в этом полузамкнутом пространстве сейчас обитало огромное количество энергии.

- В этой истории нет ничего героического, или того чем можно было гордится. Я просто доверился людям, которым не следовало доверять, да и попал к ним не в самый лучший момент времени. Лев с самого рождения был моим лучшим другом, я считал его родным братом, поэтому наша с ним ссора перед свадьбой очень сильно на меня подействовала. Я очень тяжело перенес кончину нашей дружбы, даже думал, что примирение невозможно, но изгнание в тайгу загладила обиду и неприятные воспоминания. Мне очень не хватало моих друзей, которые, как мне казалось, все предали меня. Тогда я не знал еще, что все это происки Вече против меня. Они многого добились в том, чтобы разладить мое душевное спокойствие, мечтая пошатнуть нашу семью. Но даже потеря дружбы была для меня не так существенна. Я тогда был даже счастлив. Жизнь на лоне природы, рядом с любимой женщиной, сыном. Я мог заниматься любимым делом, несмотря ни на чьи желания и угрозы. Это была маленькая идиллия, о которой мечтал Руссо. Но как только пришло письмо от Льва вся эта идиллия разрушилась. Я вспомнил свою прошлую жизнь, своих друзей, счастливое безмятежное время. Поэтому я тут же воспользовался возможностью хотя бы на мгновение вернуть это беспечное время. Собрав вещи, и обещав жене вернуться через пару дней, я сел на пегаса и полетел в поместье Заводских. Мне очень хотелось увидеть своего друга, брата. Хотелось помириться с ним. У Льва тоже были эти намеренья. Мне необычайно повезло. Я прибыл в поместье в то время, когда его Лора гостила у своих родственников и должна была вернуться не ранее чем через пару дней. Лев очень радостно встретил меня. Лечение василиска, как я и думал, было лишь предлогом для встречи. Но встретиться Лев с опальным другом захотел вовсе не из-за того, что он сожалел о своем поступке. Как оказалось, Лев сильно повздорил еще и с Лордом Аресом. Оказывается, он его захотел свергнуть, чтобы со временем полностью захватить власть в свои руки. Но Лорд Арес узнал об этом и припугнул его. Лёвушка понял, что своими силами ему с чародеем не справится и испугался, боясь расправы. Поэтому ему и понадобился его более сильный друг, который мог бы ему помочь. Он даже обещал мне потом место ближайшего помощника, после того как он свергнет Вече. Признаться, эта идея мне не слишком понравилась, но этот лис смог добиться от меня клятвы, что если ему будет угрожать опасность, я помогу ему, при условии, что сам он никаких переворотов начинать не будет. Отлично. Вроде бы все хорошо. Наконец-то вспоминаем о цели моего визита: осмотр прохворавшего василиска. Идем к дубу. А там нас уже человек в черном плаще поджидает. Лев перепугался. А тут что-то невиданное просто. Лорд Арес говорит, что прощает его и убивать не собирается. Лев не верит, трясется от страха, как осиновый листок. Во избежание конфликта и в знак самого миролюбивого настроя чародей махает рукой, и клянется, что в течении одного часа сил у него совсем нет, и он сейчас такой же беззащитный как младенец. Два соратника уж было помирились, но тут появляется новое действующее лицо – Лора. Подслушав разговор мужа с Аресом она кидает в чародея какое-то проклятие – тот оглушенный падает в сторону. Я стою, безмолвно наблюдаю, не смея вмешаться. Лора подлетает к мужу, начинает на него орать, что он сразу не убил Ареса. Тут она достает свою шпагу. А у Льва ни оружия, ни жезла с собой нет, лишь маленький перстенек, которым только чай остывший подогревать. Он трясется от страха еще сильнее, зовет меня на помощь, напоминая о данной клятве. Не люблю вмешиваться в семейные разборки, но тут я понимаю, что Лора действительно вознамерилась убить своего супруга. Я подошел к ней, пытался успокоить, даже не достал инструмента или оружия. Тут чувствую, что отправляет в меня она какое-то заклинание, успеваю ставить приличный щит. Вы ведь знаете, что мою защиту никто пробить не мог…а тут… Я только потом заметил, что инструмент у нее какой-то странный, что он высасывает всю силу заклинания, ослабляя неминуемо щит. Я добавляю в него еще энергии, но она исчезает еще быстрее. Щита нет и она начинает забирать все мои силы… Я упал, готовясь к гибели. Но тут из дупла выскочил василиск и налетел прямо на Лору, разорвал цепочку заклинания. Прежде чем погибнуть от его яда она успела выколоть ему глаза и пустить в мужа какое-то заклинание… Я был лишен всех сил, попал в небытие. Я наверняка бы умер, если бы не Галя… Именно ее вера в то что я жив, именно ее ожидание не дало мне погибнуть… Эти годы я чувствовал ее присутствие рядом. Я не замечал как проходят года… Очнулся я в середине августа этого года, когда в Гере силы пробудились. Отец, ты же знаешь, насколько связаны силы родителя и ребенка. Как только в нем пробудились силы, они стали возвращаться и ко мне. Я не сомневаюсь, что Гера начал видеть в это время странные видения, частички моей жизни, настоящее и прошлое. Тоже самое видел и я. Василиск спас меня, выхаживал по мере сил, а Гера, благодаря своему любопытству и чуткому сердцу, смог меня найти… Вот так вот… Видимо, тоже самое мне придется повторить на днях, давая показание в милиции…

-А что случилось с остальными?

- Я не знаю. Не видел же. Лора погибла наверняка, а вот что случилось со Львом и Лордом Аресом…наверное, тоже. Иначе они бы уже давно объявились.

Гера с нетерпением ждал эту историю, но услышав ее, почувствовал некоторое разочарование. Он много думал и даже с Серегой мыслями не делился. Дело в том, что он вспомнил тот обморочный бред, услышанный им, когда Василиск нес его в свое гнездо. Сейчас он понял, что эти голоса сопоставимы с историей отца. Но... голосов было всего три, а не четыре.

Гера плохо помнил смысл услышанной беседы, многое было для него в ней непонятно, он не знал насколько реальны эти видения и с чем они связаны, но казалось, что они появляются у него для чего-то очень важного, чтобы он смог узнать что-то жизненно необходимое.

Он плохо помнил о чем говорили голоса в темноте, но чем больше он думал, тем больше начинал считать историю отца какой-то слишком гладенькой, причесанной. Неестественной. Ненастоящей.



Конец первой части